О хастле во Владивостоке.

Мы взяли интервью у руководителей хастл-клубов в регионах.
Каждый ответил на 10 вопросов.
У хастла специфическая модель развития: студии танцев для взрослых в большом городе. Без всякой государственной помощи, на самоокупаемости.
Так это сработало в Москве, примерно по такому пути идут остальные большие города.

Первым рассказывает о себе Владивосток в лице Люси Науменко.


Эксперт/руководитель танц.клуба: Людмила Науменко
Студия «Априори», г. Владивосток. (население — 600 378 чел.)
сайт клуба: http://discohustle.ru

1. Как так получилось, что вы оказались в этой теме? (открыли для себя хастл и другие социальные танцы)
В 2004 году я узнала о хастле. Тогда я встречалась с очень ярким творческим человеком — Валентином Тюменцевым, который, просто увидев в интернете ролики выступлений, заинтересовался хастлом. Было понятно, танец довольно прост в базе, но при этом имеет огромные возможности для импровизации. Ничего подобного в городе Владивостоке на тот момент не было, единственным парным социальным направлением было представлено аргентинское танго. Хастл нам понравился в первую очередь своей актуальностью и универсальностью в плане музыки.

2. В какой момент захотели внести свой вклад (развивать это направление у себя в регионе)?
Валентин загорелся идеей привезти хастл во Владивосток и начать его развивать, собственно предложив мне в этом участвовать. Мы оба были людьми достаточно опытными в плане танцев и были уверены, что у нас все получится)))) Мы поехали в Москву на месяц учиться у разных преподавателей, собрали кучу информации, привезли ее домой и начали усваивать.

3. Как появилась ваша студия и что было дальше? (можно в нескольких словах о каждом этапе)
Мы не стали откладывать открытие школы и буквально через месяц мы начали заниматься распространением информации — расклеивали объявления и рассказывали друзьям, и собирали первую группу. Наша первое занятие состоялось 6 марта 2005 года. С того момента и можно давать отсчет развития хастла на Дальнем Востоке.
Работали мы под названием школы танцев «Стиль», руководитель который была старым хорошим другом Валентина, собственно ее маленький, но очень уютный зал и послужил нам первым местом для занятий. Так что первой школой, в которой учили танцевать хастл, был «Стиль».
Мы брали информацию из обучающих роликов и из выступлений. Тогда мы не заморачивались ни техникой, ни уж тем более музыкальностью, и результат, конечно, был соответствующий))) Но людям нравилось, они получали свой кайф, не обращая внимания на эти ограничивающие факторы. Но в 2007 году произошло то, что радикально изменило мое отношение, к тому чем я занималась.
Осенью совершенно случайно к нам заглянул никто иной, как товарищ Параход)))) Он был в командировке и, узнав, что во Владивостоке есть хастл, зашел к нам. Тогда он был полугодовалой Д-эшкой, но зайдя к нам на дискотеку (дискотеки у нас были буквально 2 раза в месяц) ввел всех ребят в ступор. Как сейчас помню, пригласил меня потанцевать, и пока мы танцевали, вокруг собралась толпа наших учеников с отвисшими почти до пола челюстями)))) Стало понятно, что его полгода обучения в Москве — это целая вечность у нас))) Наши ребята танцевали как Бог на душу положит — пофиг музыка, а о корпусе и коленях вообще никто не думал)))) Пока он был во Владивостоке он провел пару занятий для ребят. И все, меня перемкнуло, что мы делаем все не так и нужно что-то менять. Эта мысль настолько мной овладела, что я засыпала и видела перед глазами танцующие фигурки и просыпалась я все с той же картинкой))))
В 2008 году я закончила вышку и решила рвануть в Москву с одной лишь целью — научиться танцевать «тру хастл». Через полгода постоянных вечеринок, занятий и периодических выступлений и вернулась домой. Естественно в моей школе мне уже были не рады, но я не стала отчаиваться, ведь потенциала и опыта уже было предостаточно. Я взяла и открыла свою школу — студию танца «Априори». Первое занятие состоялось 15 февраля 2009 года.
Но здесь я уже начала строить работу совершенно иначе. Я начала приглашать преподавателей из Москвы и Санкт-Петербурга и делаю сейчас это постоянно каждые полгода. Это помогает нам развиваться и быть относительно в теме с современными тенденциями развития хастла. Я стала ратовать за более частое проведение дискотек и постепенно начала заниматься организацией конкурсов.

4. Что из себя представляет ваша студия сейчас? (направления, группы, дискотеки, конкурсы и т.д.)
На данный момент в моей школе 3 пары преподавателей, 5 групп, в общей сложности обучаются около 70 человек. В общей сложности активно танцующих или периодически заглядывающих на дискотеки в городе человек 200. Дискотеки проходят каждую субботу уже постоянно и на них собирается в среднем человек 30-35. Конкурсы проводим три раза в год. Постоянно организую совместные выезды на природу.

Конечно, уровень танцевания хастла во Владивостоке значительно ниже и каждый приезд преподавателей был для нас напоминанием, что мы УГ по сравнению с ними, но постепенно мы начали выравниваться. Да, людей немного и сильных ребят можно по пальцам пересчитать, но это и естественно в соотношении с численностью населения в городе, в больших городах такая же картина, просто масштабы другие.

5. Есть ли у вас конкуренты в вашем городе? Мешает ли конкуренция развитию?
Конкуренции практически нет. Первый клуб, который мы открыли — Стиль, практически полностью переключился на вест кост свинг и в принципе больше придерживается социальной направленности, я больше пропагандирую спортивный вариант, чтобы у ребят было больше стимулов к росту. Для того, чтобы был хоть какой-то спортивный интерес подтолкнула одну из своих сильных пар открыть свой клуб, но как-то у них не задалось. Пока они свернулись и продолжают заниматься у нас же.
Есть еще ребята в Хабаровске — одни из наших преподавателей уехали туда и начали развивать там хастл в 2008 году, но их уровень несколько ниже Владивостокского, т.к. они совсем не возят к себе преподавателей и, соответственно, варятся в своей каше, развиваясь куда медленнее. Они приезжают на наши конкурсы, иногда завоевывают призовые места, но как правило в номинациях для начинающих танцоров.
С 2013 года хастл есть и в Уссурийске — маленький город в 1,5 часах езды от Владивостока. Это наш же филиал, сами же ездим туда 2 раза в неделю проводить занятия. Но опять же там все любительски и в основном все занимаются просто в удовольствие. Есть среди них несколько пар, желающих плодотворно заниматься и выступать на местных конкурсах, но в остальном это просто досуг.

6. Какие люди приходят к вам на танцы? (портрет целевой аудитории) Отличается ли аудитория разных танцев?
Мне очень нравится публика, которая к нам присоединяется. Как правило, это люди без танцевального прошлого, скромные, но открытые и позитивные. Цели у всех разные, кто-то желает завести новые знакомства с противоположным полом, кто-то просто привык чем-то заниматься, и хастл для них еще одно увлечение, которое помогает разнообразить жизнь, ну а кто-то целенаправленно приходит научиться танцевать. И все получают свое. Возраст очень разнообразный, как правило, от 19 и до 45. В основном 25-30 лет — самый активный контингент, ребята легкие на подъем, с удовольствием принимающие участие во всех активностях — вылазках, конкурсах, вечеринках

7. Какие вы видите перспективы развития хастла и других направлений в вашем регионе?
Мне нравится то какой форме сейчас выражен хастл во Владивостоке. Группы полные, люди занимаются. Мы выработали определенную систему обучения, которую конечно нужно постоянно модернизировать. Дискотеки проводятся каждую субботу и всегда есть с кем потанцевать в удовольствие, конкурсы проводим периодически и на них также собираются пары и не только из Владивостока. Новая информация извне поступает — семинары проводятся регулярно каждые полгода. Так что, думаю, мы на верном пути.

Но хотелось бы, чтобы народ танцевал музыкальнее и техничнее. Потому как пока в настоящий момент, мы просто даем определенные движения — универсальные инструменты, которыми еще нужно научить людей пользоваться. А это уже немного другая работа. Нужно готовить связки под определенные песни, обыгрывая акценты. Тогда у людей будет более ясное представление о том, что такое музыкальность и с чем ее едят. Хочется научить людей импровизировать неразрывно с музыкой.

И сейчас наверно самое время перестроиться на эту волну, тем более, что мои ребята-преподаватели также для этого созрели.
В плане техники все сложнее... Тут уже только упорство и труд могут помочь, ну и требовательность самих преподавателей. Здесь, признаться честно, не всем хватает терпения — ни ученикам, ни преподавателям. Потому что танцевать чисто и ровно, нужно еще захотеть, заставить взрослых людей, пришедших научиться танцевать ради удовольствия, сложно. Тут только конкурсные требования могут заставить людей работать над собой, ну и собственный пример. Но на самом деле это не в приоритете, главное, чтобы ребята танцевали в удовольствие, а это будет достигаться при полном взаимопонимании в паре — максимально грамотном взаимодействии. В понятие грамотности я вкладываю осознанность механики действий — что от чего идет и за чем следует. И вопрос техники меня, как преподавателя, волнует в основном в рамках комфорта — максимум техничности для улучшения взаимопонимания партнеров, а не техника ради техники для соответствия современным тенденциям.

8. С какими проблемами и трудностями вы сталкиваетесь в вашей работе по развитию студии?
Сложность наверно только в расстоянии до центра к крупным мероприятиям, на которые хочется попадать. И было бы все ближе и дешевле, ездили бы и ученики со мной.
А в остальном все просто — делай рекламу, будут люди. Организуй грамотно работу с интересными занятиями, зажигательными дискотеками, приятными выездами и грамотно организованными конкурсами — люди будут оставаться в теме. И все это может быть только при наличии желания все это делать, а оно есть.
Новые направления?
Сейчас загорелась зуком и уже начала двигаться в сторону его развития. Уже приглашала бразильца с семинарами, сама будучи находясь в Санкт-Петербурге, взяла несколько классов по базе, технике и вариациям. Уже убедила местный сальса-клуб принимать участие в его развитии во Владивостоке. И уже следующий преподаватель, который к ним приезжает с классами по сальсе-бачате-самбе-кизомбе, даст пару классов и по зуку. Так что в скором времени, надеюсь, владивостокская танцевальная тусовка подхватит зуковскую волну, будем качать

9. Как по-вашему, в чем основные отличия между региональными студиями и московскими? (с точки зрения повседневной работы руководителя студии)
В Москве предполагаю работа строится подобным образом, но огромная конкуренция и постоянная спортивная гонка определяет более широкий спектр деятельности. Это высокий темп обучения, непрерывная подготовка учеников к конкурсам, и необходимость самим быть на коне. Ведь это реклама — чем больше у тебя регалий, тем больше учеников, чем больше успешно выступающих учеников, тем выше рейтинг клуба. В этом собственно и есть основное отличие нашего регионального хастла от московского — мы просто танцуем, общаемся, проводим совместно время, в Москве, чтобы привлечь публику, нужно быть популярным и постоянно готовить новые боевые единицы для подтверждения статуса клуба. Нам достаточно просто быть и постоянно организовывать различные мероприятия)))

10. Как по-вашему занятия социальными танцами влияют на жизнь людей в вашем городе? (чувствуете ли отдачу)
Как минимум расширяется круг знакомых, при том очень приятных людей. Действительно, люди, приходящие к нам, достаточно культурны и образованы, как правило некурящие... все-таки это показатель — очень мало кто курит. Очень многие встречают здесь свою любовь, многие женятся, и тут невозможно не принять влияние танца на жизнь этих людей — без него, они бы не встретились.
Иногда слышу от некоторых ребят, что им перестает быть интересным встречаться со старыми «друганами», чтобы посидеть выпить пивка. Уж лучше в субботу вечером сходить на вечеринку или присоединиться на очередной выезд на шашлыки, летом на море или зимой на лыжи с компанией хастловцев. Ведь наши выезды  — это игры до утра, типа крокодила, элиас, мафии, песни под гитару, много смеха, а не пьяные разговоры «ты меня уважаешь».Мне приятно их всех раскачивать, ведь я вижу, что все это имеет свои результаты — все получают удовольствие от общения, общения в танце. И я очень часто слышу слова благодарности — «Спасибо, что не даешь нам скучать» — в этом я и вижу смысл своей деятельности, делать жизнь людей яркой и разнообразной.

Интервью подготовлено Катей Николаевой (для дипломной работы)